Menu

Изнасилование в Тыве: борьба за справедливость в деле о насилии над мальчиком

Блокада и все, что было после

В 1941 году в блокадном Ленинграде родилась моя бабушка. Отец ушел на фронт, она осталась с мамой, бабушкой и дедушкой в маленькой квартире на Васильевском острове. Дедушка вскоре умер от голода, похоронили в братской могиле. Мама вела дневник — каждый день писала обо всем, что происходит в городе. Такие дневники велись практически в каждой семье — просто так было принято. Но куда все они делись? Почему мы знаем только про дневник Тани Савичевой? Почему сохранилось так мало фотографий города тех лет?

В 1946 году в Ленинграде открыли Музей обороны Ленинграда. Жители города приносили туда все, что было в доме: дневники, фотографии, письма. Музей просуществовал недолго. В 1949 году началось «Ленинградское дело» (очередные идеологические чистки) — несколько десятков человек, отвечавших за защиту города, были расстреляны, еще 2 000 человек репрессированы. Среди них был и директор музея — руководству страны не понравилось, что музей слишком выделяет подвиг Ленинграда и недостаточно бойко восхваляет товарища Сталина. Существование музея признали «идеологически неправильным».

«Тысяча девятьсот сорок девятый год. Ленинград. Во дворе Музея обороны горят костры. Жгут бесценные, уникальные экспонаты, подлинные документы, реликвии. Жгут многочисленные фотографии. В залах музея молотом разбивают скульптуры. На грузовиках увозят в переплавку, а то и просто на свалку, именные орудия и другие музейные материалы. Гибнет Музей обороны Ленинграда!.. » (Из воспоминаний экскурсовода Музея обороны Ленинграда Н. Нониной).

Моя прабабушка хотела отнести свои блокадные дневники в музей, но не успела. А потом началось «Ленинградское дело», это напугало всю семью — казалось, что могут наказать даже за эти записи. Сначала бабушка решила сжечь дневники, но рука не поднялась. Тогда она отнесла их в Горисполком и оставила там. Так была утеряна часть истории моей семьи. Пишу об этом и слезы на глаза наворачиваются.

Уничтожение музея растянулось на несколько лет — отбирали площади, запрещали выставки, отключали электричество. Музей восстановили только в ходе перестройки.